Рубежный камень

Просека и гать газопровода.

Просека и гать газопровода.

В один прекрасный вечер, разглядывая спутниковый снимок на Викимапии, я обнаружил отмеченную, но отсутствующую на снимке, просеку какого-то газопровода. Стал поднимать все доступные снимки и обнаружил, что эта просека пересекает речку Тосна точнехонько в том месте, где лежит в ее русле рубежный камень русско-шведского Столбовского мира. Зная наши порядки, когда дело касается прибыли, логично было предположить, что камень не станет помехой очередной мега-стройки. Поиски в интернете дали информацию, что строящийся газопровод — это труба к Северному потоку-2.

Немного истории. В 1617 году в деревне Столбово, что на реке Сясь, был заключен мир между Россией и Швецией. По нему часть российской территории отдавалась противнику. В 1621 году после долгих споров была подписана межевая запись, разграничившая два государства. На местности демаркационную линию отмечали затесы на приметных деревьях, ямы, насыпанные древесным углем, и камни — ледниковые валуны. На камнях, согласно межевой записи, высекались российский крест, три шведских короны и черта — т.н. пояс, олицетворяющий границу. Всего таких камней указано 12. В различных источниках некоторые камни упоминались и в более позднее время. Так было и с тосненским камнем. В газетной статье «Течет река Тосна» он упоминался, но без какой-либо привязки к местности.

В 2000-х годах по инициативе к.г.н., старшего преподавателя СПБГУ А. И. Резникова и географа-ландшафтоведа О. Е. Степочкиной было предпринято несколько экспедиций с целью поиска этих камней.

2004 год. А. И. Резников обводит контуры символов углем.

2004 год. А. И. Резников обводит контуры символов углем.

2 октября 2004 года мы, под руководством Андрея Ильича, вооруженные только межевой записью и несколькими картами разных веков вышли на станции Ёглино. Станция — это громко сказано. Столб с табличкой «остановка первого вагона» — и все. По бывшей железной дороге Чудово — Веймарн пошли в сторону Тосны. У пересечения с ЛЭП 750 КВ свернули на ее просеку и лесами и болотами вышли на предполагаемую трассу границы. Тогда это была совсем заросшая просека. Продираясь по ней, мы вышли на Тосну, как раз в том месте, где в нее впадает упомянутый в межевой записи ручей. В пяти метрах от его устья, в русле Тосны, лежал огромный валун. С трудом перебравшись на него, мы обнаружили высеченный крест, одну корону и еле заметный пояс. Экспедиция завершилась успехом. Камень обрел свои географические координаты и точку на карте.

И вот, теперь спустя 16 лет выяснилось, что прямо в том месте должен пройти газопровод. Поиски в интернете, переписка со знающими людьми сильно обрадовала. Перед прокладкой просеки газопровода была проведена историко-археологическая экспертиза, в результате которой был выявлен этот камень.

Официальное выявление камня принесло свои плоды. Стараниями К. В. Шмелева рубежный камень был внесен в реестр как объект культурного наследия.

Успокоенные, мы тем не менее решили сходить к камню, чтоб посмотреть все на месте.

Речка Ёглинка и опоры разрушенного ж.д. моста.

Речка Ёглинка и опоры разрушенного ж.д. моста.

В этот раз решили не связываться с железной дорогой и до Ёглино поехали на машине. Весь день с переменной силой шел дождь. Приехав на место и посмотрев на разверзнутые в очередной раз небесные хляби, мы задумались. Стоит ли идти прямо сейчас? Решили, что нет. Покатались по окрестностям и встали на ночевку недалеко от бывшей ж.д. Чудово-Веймарн. К вечеру погода выправилась, и посиделки у костра получились вполне уютные.

Просека и гать газопровода.

Просека и гать газопровода.

Утром сворачиваем лагерь, складываем ненужные вещи в машину и выходим. Из-за сильных дождей прошлых дней речка Ёглинка разлилась так, что перейти ее даже по бревну невозможно, возвращаемся немного назад и старой заросшей дорогой выходим на просеку газопровода. Пока идется хорошо. По центру просеки, среди раскисшей глины лежит гать. Видно, что по ней ездит техника. Речку Ёглинку газопроводчики упаковали в две трубы и засыпали. Переходим и идем дальше в сторону Тосны. У пересечения газопроводом железной дороги на Новгород кипит работа. Строители провожают нас взглядами, но молчат. Тяжелая техника выдавила через щели между бревен жидкую глину, и идти стало уже не так комфортно. Решаем перейти на просеку бывшей ж.д. и идти там.

Затопленный участок насыпи бывшей ж.д. Чудово-Веймарн у Ёглинского болота.

Затопленный участок насыпи бывшей ж.д. Чудово-Веймарн у Ёглинского болота.

Сначала по просеке идется легко, но потом справа подступает Ёглинское болото и дорога постепенно тонет. Приходится пробираться по узкой кромке, то и дело лавируя между кустов. Где то в середине старая насыпь расширяется и становится разъезженной. Видимо строители использовали этот кусок вместо подъездной дороги. Газопровод проходит совсем рядом, его видно сквозь деревья.

Хоть рядом и проходит газопровод, лежат трубы, и ездит техника, на разъезженной старой насыпи мы обнаруживаем вполне свежие медвежьи следы. Медведи в этом глухом краю Тосненского района не редкость. Друзьям-туристам возле Радофинниково «повезло» встретиться с одним. Хорошо, что мишка был просто любопытный.

ЛЭП 750 КВ.

ЛЭП 750 КВ.

Еще немного, и газопровод поворачивает на юго-восток. Если пройти по насыпи немного дальше, то можно выйти на одну из самых больших ЛЭП области. Ее напряжение 750 КВ. Треск разрядов слышен за сотню метров.

В 2005 году, когда никаких следов газопровода не было и в помине,  по этой ЛЭП, прямо под проводами, мы шли на Тосну, чтоб сократить путь и не обходить через урочище Верховье. Сейчас просека ЛЭП выглядит заросшей кустарником, и идти по ней, наверное, было бы непросто.

Строящийся газопровод.

Строящийся газопровод.

Мы опять вступаем на газопроводную гать. Осталось пройти немногим более трех километров. Большая часть пути позади, однако, эти последние километры оказываются самыми муторными. Бревна лежат неровно, и ходьба по ним напоминает ходьбу по шпалам. Местами выступила глина, приходится искать, где суше.

Техника на гати.

Техника на гати.

Немного не доходя до Тосны, становится слышен рев техники, а потом появляется и она. Это вереница трубовозов привезла очередную партию труб. Разгрузившись, на расширении гати они разворачиваются, грузят свои пустые прицепы на себя и отправляются в обратный путь. Увидев стоящих на краю туристов, среди которых две девушки, они радостно сигналят, машут руками и всячески предлагают подвезти. Девушки отказываются, да и идти-то нам осталось пару сотен метров.

 

Закопанный в трубу под гатью пограничный ручей.

Закопанный в трубу под гатью пограничный ручей.

Из-за того, что Тосна делает изгиб, газопровод пересекает ее под острым углом. Рубежный камень, лежащий в реке, оказывается чуть ли не на краю просеки, буквально в десяти метрах от нее. Бывший пограничный ручей, по которому граница  уходила от Тосны на запад, засунут в трубу и закопан под гатью.

Рубежный камень в р. Тосна.

Рубежный камень в р. Тосна.

Выходим на берег Тосны. Как и много веков назад, большой камень возвышается над водой. Течение потихоньку размывает левый берег, и сейчас, после обильных ливней, перебраться на сам камень — большая проблема. Протока между ним и берегом имеет глубину по грудь и очень сильное течение.

Охранная табличка.

Охранная табличка.

Осматриваемся. У дерева стоит уже тронутая непогодой табличка, подтверждающая, что камень взят под охрану. Вид у нее какой-то грустный, но хорошо, что хоть такая есть.

Ниже камня, перед просекой ЛЭП в реке затор из упавших и принесенных водой деревьев. По ним теоретически можно перебраться на другой берег и оттуда попытаться дойти до камня. Хоть там и шире, но течение слабее и глубина меньше. Потрогав бревна, оставляем эту мысль.

В итоге лучшим решением оказывается выйти из устья пограничного ручья, и по отмели  прямо по середине реки дойти до камня. Воды там чуть выше колена, у камня глубже, но не по грудь.

Российский крест.

Российский крест.

Делаем фотографии на память и идем в обратный путь. Напоследок я сбегал к месту, где газопровод пересекает Тосну, и увидел, что ее, так же как и Ёглинку, закопали в трубы.  Пока смотрел, на другой берег выскочил заяц, осмотрелся и побежал по каким-то своим заячьим делам.

Шведская корона.

Шведская корона.

Обратный путь запомнился занудными километрами гати. Даже по разъезженной старой насыпи железной дороги идти приятней, чем по этим бревнам. Поразило, сколько леса газовщики закопали. И бревна крупные. В основном осина. А вокруг мелкий болотный лес. Значит, их привозили откуда-то издалека, и мостили ими многие километры.

Запись опубликована в рубрике Отчет о походе с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий